Мошенники

Руководство ФТС опозорилось в ювелирном «расследовании века»

В 2015 году ФТС арестовала швейцарские хронометры и ювелирные изделия оценочной стоимостью 13 млрд.руб. Часть контрабанды оказалось итальянской подделкой, которую оплатил офшор выходца из Газпрома Евгения Мышковского — партнёра подпольного торговца лакшери-товарами Сергея Сафоничева

Спустя пять лет сотня уголовных и арбитражных дел закончились возвратом контрабанды и контрафакта на черный рынок. Партнёрам удалось оставить с носом ФТС с ФНС и осталось лишь уйти от требований Агентства по страхованию вкладов. Для этого в реестр требований кредиторов обанкротившегося Сафоничева включили … платежи за контрабанду. «А что, так можно было?» — спросите вы. Можно! Рассказываем как. 

Таможенный слон в ювелирной лавке

Бизнес Сергея Сафоничева и его партнёра Сергея Седова строится по принципу закрытого клуба. Нынче время тревожное, тихо купить дорогой хронометр ещё можно, а носить уже опасно. Среди клиентов Сафоничева называют арестованного губернатора Хабаровского края  Александра Хорошавина,  осужденную экс-заместителя министра обороны Евгению Васильеву, арестованного замглавы УФСИН Олега Коршунова, убитого в Киеве депутата Дениса Вороненкова и других окормляемых бюджетом персон, запястья которых внимательно изучают журналисты. Записная книжка ювелира могла бы стать источником «Сафоничев-гейта», ведь за каждым элитным хронометром за 6 млн.руб. стоит вопрос происхождения денег и далеко не все клиенты Сафоничева готовы предъявить релевантную декларацию.

До нашествия ФТС бутики Сафоничева располагались на Смоленской набережной и на ул. Драгомиловской, как раз по ходу движения основных носителей коррупционных доходов.

Источники РБК утверждают, что главной причиной обысков у Сафоничева стало желание таможни реализовать громкое дело,  которое бы укрепило позиции главы ФТС Андрея Бельянинова. Попытка вернуть авторитет закончилась глупо, как для ФТС, так и для Бельянинова, который прошел через унизительную демонстрацию «семейных накоплений» и был уволен. На справедливость этой версии указывает пафос и говорливость чиновников ФТС на начальном этапе, которая сменилась тишиной и позорным финалом истории после увольнения Бельянинова.

В рамках выездной проверки № 10000000/000150415/Р0011 таможенники изымали драгоценности три месяца.  Часть часов была из лимитированных коллекций (до 5 штук), другая часть оказалась качественной подделкой, поэтому сколько действительно стоила добыча таможни уже никто не скажет. Однако по оценке ФТС на момент изъятия, содержимое «пещеры Али-Бабы» (так таможенники прозвали бутик на Драгомиловской) равнялось стоимости всех легально ввезённых в 2014—2015 годах хронометров.

Контрафакт и контрабанду оплатили деньгами Газпрома?

Вторжение ФТС в «пещеру Али-Бабы» привело к банкротству Сафоничева и вскрыло источники оборотных средств его бизнеса. Из арбитражных дел № А40-181950/2016 (банкротство Сафоничева, судья АС г. Москвы Вячеслав Фролов) и № А40-228056/2018 (банкротство принадлежащего Сафоничеву и Седову ООО «Резонанс») следует, что его кредитором является государство в лице АСВ (унаследовало долги АКБ «Пробизнесбанк», ФГ «Лайф»). Крупнейшим кредитором Сафоничева (более 2,1 млрд.руб. из 3 млрд. общего долга) оказался бывший член совета директоров Gazprom Schweiz AG Евгений Мышковский, который унаследовал права требования по двум кредитам Сафоничева перед офшором Arch Energy Limited (Британские Вирджинские острова) и, несмотря на сопротивление Сафоничева, смог просудить их в Мосгорсуде (дело № 02-0113/2017). Факт появления этого долга в РТК заслуживает внимания по той причине, что это те самые оборотные средства для закупки итальянского контрафакта. Дело в том, что PR-кампания ФТС сопровождалась интересными подробностями, которые заставляют усомниться в том, что таможенники действительно хотели воспользоваться результатами многолетнего сотрудничества с итальянскими и прибалтийскими правоохранителями. Это гораздо больше похоже на то, что самую ценную часть доказательной базы они продали оппонентам. 

В частности, на начальном этапе скандала таможня раскрывала логистику контрафактного бизнеса Сафоничева и Мышковского. Подделки производились в Италии, где на кольцо с изумрудом неизвестного производителя стоимостью $47 183 наносили лейбл Harry Winston и для пафосных клиентов Сафоничева оно дорожало уже до $618 800. Готовую к отправке партию оплачивала Arch Energy Limited, с долгом перед которой г-н Мышковский позднее заявился в реестр требований кредиторов Сафоничева.

После оплаты контрафакта его отправляли на консигнационные склады в Прибалтику. Там происходило обратное превращение — после подмены товаросопроводительных документов цены на предметы роскоши падали в десятки и сотни раз. Женские сумки из кожи аллигатора, которые стоили 735 тыс. рублей, ввозились в Россию как обычные кожаные по 1,5 тыс. рублей. 

Можно уверенно предположить, что Arch Energy Limited это второе лицо Мышковского, который был вице-президентом московского «Динамо» и советником генерального директора ООО «Газпром Экспорт» Александра Медведева (президента КХЛ). Офшор Arch Energy Limited известен  длинной чередой скандалов, связанной именно с выходцами (скорей «изгнанцами») из сбытовых структур Газпрома  времен Николая Горновского и Ивана Эммануэля, члена СД «азотного» ОАО «РОСАГРОРЕГИОН» (ИНН 5003028405) и бенефициара обанкротившегося Концерна «Газрезерв» (ИНН 7802203640).

У нас нет достоверных доказательств того, что деньги Arch Energy Limited украдены у Газпрома. Однако на эти мысли наводит участие офшора в истории с хищением эстонского актива Газпрома в лице АО «Нитроферт» (производитель удобрений), попытки получения контроля и продажи уворованных у Газпрома акций другого производителя удобрений — ОАО «Азот», что привело к аресту в Германии экс-директора «Межрегионгаза» Николая Горновского.  Arch Energy Limited участвовал в конфликте с ОАО «Челябинский трубопрокатный завод» (ЧТПЗ) у которого закупал трубы для строительства некоего «межгосударственного газопровода», но забыл заплатить за них.  

Любопытна спортивная составляющая деятельности Мышковского и Arch Energy Limited, который в 2006 году выиграл тендер на транзит природного газа из Узбекистана. Согласно корпоративному договору, часть прибыли от этой деятельности компания должна была вкладывать в развитие ХК «Динамо» и футбольного клуба «Бунёдкор», но обязательств не выполнило. Некоторое время Мышковский даже финансировал чешский хоккейный клуб «Лев» и вроде как осел в этой стране.

Персональный вклад Мышковского в развитие российского спорта ограничился уничтожением некогда лучшего профильного журнала PROспорт, который ему достался от Романа Абрамовича. С 2015 года следы Мышковского почти теряются и он всплывает на поверхность лишь как преемник Arch Energy Limited и внезапный кредитор короля черного luxury-рынка.

Победа приставов над таможней за контрабанду и контрафакт

Директором и номинальным владельцем ООО «Грейс» (ИНН 7701690940), фирмы-арендатора «пещеры Али-Бабы», является менеджер Сафоничева – Ирина Салтыкова (12.02.1967 г.р.). Она же является директором его обанкротившейся компании ООО «Резонанс» (ИНН 7730162871, дело № А40-228056/2018), которую он учредил совместно с менее распиаренным часовщиком Сергеем Седовым (владелец https://www.budilkin.ru/).   

Из материалов арбитражного дела № А40-187165/2015-17-1554 следует, что на требование таможни обосновать происхождение товара, Ирина Салтыкова дала договоры о реализации товаров с ИП Воронин В.А., ИП Белов А.Ю., ИП Шелагурова Е.А., ООО «Z-95.RU» и несколькими «помойками», которые, якобы, продали товар ООО «Грейс». В ответ на запрос ФТС «поставщики» сообщили, что договоры с ними подделаны. Следствием установлено, что товары в количестве 694 ед. помещены под таможенную процедуру «выпуск для внутреннего потребления». Сведений о декларировании товаров в количестве 1195 ед. по базе данных ЕАИС ФТС не установлено, а подтверждающих таможенное декларирование этих товаров Салтыкова так и не представила. В конце 2016-го — начале 2017 года суды рассмотрели 20 дел об изъятии в доход государства оригинальных, но ввезенных контрабандой часов, элитной одежды и обуви. По всем этим делам были приняты решения о конфискации предметов на общую сумму 7,45 млрд руб. Казалось бы тут и сказке конец, бюджет компенсировал неуплаченные Сафоничевым налоги и таможенные пошлины, а заодно перекрыл крупнейший канал контрабанды и контрафакта. Но нет.  

Если судить по арбитражному делу № А40-34240/2018, то за арестованное содержимое «пещеры Али-Бабы» между ФТС и ФССП состоялась эпическая битва, которую в пользу Сафоничева выиграл загадочный судебный пристав-исполнитель при директоре ФССП Ваагн Романович Аванесян (19.05.1978 г.р.), относительно которого есть подозрение, что он был внедрен в ФСПП исключительно под часовой проект.

Благодарность Ваагну Аванесяну

Примечательно, что никакой информации об этом исполнительном производстве на сайте ФССП нет, а у ФТС также не нашлось оригинала передаточного акта содержимого «пещеры Али-Бабы», который запрашивал финансовый управляющий Сергея Сафоничева. Коллеги по должности вытянулись на сайте ФССП в длинный иконостас, а вот про уроженца Армении г-на Аванесян на сайте ФСПП вообще нет ничего, за исключением благодарности в 2018 году от анонимного благожелателя. И, кажется, мы знаем его имя.

Так или иначе, Ваагн Романович бился за часы Сафоничева как за свои и после изъятия из таможенных закромов элитные хронометры «испарились». Узнать тайну их дальнейшего пути удастся лишь в рамках субсидиарной ответственности Ирины Салтыковой по делу о банкротстве ООО «Резонанс». Благо, что она делает все возможные «правильные шаги», которые гарантированно ведут её в эту сторону.  Например, в ответ на требование конкурсного управляющего ООО «Резонанс» (второй компании Сафоничева и Седова) о предоставлении документов,  Салтыкова молчит как партизан на допросе и вплоть до апелляции отстаивает право послать АСВ к черту. Примечательно, что в рамках уголовных дел Салтыкова заявляла, что вообще никакого отношения к драгоценностям не имеет и это подтверждается нулевым балансом ООО «Грейс», который можно найти на сайте ФНС. Мол хотела открыть на Драгомиловской салон красоты, но не сложилось и пустила погостить часовщиков. Одновременно Сафоничев прикидывался коллекционером, который хранил драгоценности и не собирался их продавать. Спустя несколько лет позиция Сафоничева и Салтыковой сменилась на диаметрально противоположную, что отдаёт ч. 4 ст. 159 УК РФ, но таможенники как-то стушевались и заявление не подали, хотя вся фактура была на руках.

Поддельный Harry Winston

Российское правосудие изобразило издевательскую «загогулину» в ответ на иск Harry Winston, в котором американцы потребовали уничтожить 161 поддельный хронометр, заказанный Сафоничевым на деньги Arch Energy Limited (читай — Мышковского) в Италии (дело № А40-57074/2017). Арбитражный суд первой инстанции постановил не привлекать ООО «Грэйс» к административной ответственности ввиду истечения срока давности по делу, но конфисковать и уничтожить подделки. ООО «Грейс» обратилось в кассацию, которая чудесным образом отменила решение первой инстанции и постановило вернуть имущество. Тогда директор «Грейса» Ирина Салтыкова потребовала вернуть арестованный в рамках уголовного дела № 220523 товар, что и было сделано приставами в рамках исполнительного производства № 2191249/17/99001-ИП.

Линия защиты состояла в том, что предметы не предназначаются для продажи и суд встал на сторону «импортозаместителя» Сафоничева. С тех пор часы никто не видел, что довольно аккуратно укладывается в состав, описанный ч.4 ст. 160 УК РФ. Из конкурсной массы коллекционера Сафоничева поддельные американские хронометры исчезли, при этом одновременно обогатился ассортимент Harry Winston часового ломбарда «Перспектива». Похоже итальянский контрафакт нашел своего наивного покупателя, которому не боясь ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество) впарили «задокументированный» в арбитражном суде контрафакт как бы из частной коллекции Сергея Сафоничева. Гипотетически – 161 продажа подделок под Harry Winston — это 161 уголовное дело не считая того, что ждёт Сафоничева и Мышковского в Америке. 

Сафоничев come back

Совместными «стараниями» таможенников, приставов и фискалов Сергей Сафоничев вернулся на черный рынок и, похоже, опять стал его лидером. Банкротство ювелира неспешно тянется на фоне пассивного созерцания АСВ. Среди кредиторов нет ФНС, которую не заинтересовала перспектива получить подоходный налог с обладателя многомиллиардной коллекции драгоценностей. Не оказалось там и ФТС с более чем 2 млрд.руб. неуплаченных таможенных платежей. Последний факт особенно комичен на фоне того факта, что банкротство ювелира контролирует офшор, который по поручению Сафоничева оплачивал контрабанду и контрафакт «под Harry Winston». 

Перед тем как войти в юдоль банкротной печали, Сафоничев распродал недвижимость, парк люксовых Мерседесов, Порш-Кайен, Ауди А8, БМВ, Майбах и Феррари. Большая часть машин за копейки ушла родственникам и ближним Сафоничева, при этом рыночная стоимость номеров М999ММ77, М777ММ197, М001ММ77, Р001РР99, М004ММ77, А777ММ177, А003МР77 колеблется в диапазоне от 1-1,5 млн.руб. Сафоничев же умудрился «продать» автопарк по цене одного «блатного» номера. Счастливыми покупателями оказалось семейство Петровых в лице Елены Петровой (01.07.1067 г.р.), ее дочери Елизаветы Петровой (23.07.1990 г.р.) и Анатолия Планидина (12.07.1954 г.р.), мужа Елены Петровой.  Не отстала от супруга и его жена, Ирина Сафоничева. Она продала долю в ООО «МАСТЕРСКАЯ СВЕТЛАНЫ СТАВЦЕВОЙ М» и спешно ликвидировала совместное с Сергеем Седовым ООО «ЭГО-ЭЛИТ» (ИНН 7730108673).

Финансовым управляющим Сергея Сафоничева долгое время был уроженец мордовского села с. Морд-Юнки Евгений Ратников, который вяло попытаться оспорить очевидно сомнительные сделки по продаже салона на Смоленской и парка элитных авто. В розыске пропавших часов Ратников особого рвения не проявил и ограничился формальными запросами в стиле «Ах украли? Ну и ладно!». При этом в действиях нанятых Ратниковым оценщиков элитного автопарка Сафоничева просматриваются признаки ст. 330 УК РФ (фальсификация доказательств), действия Сафоничева могут квалифицироваться по статье 196 УК РФ (преднамеренное банкротство), а действия жены по статье 195 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве).

Когда Евгений Ратников утомился тянуть банкротного кота за хвост, его сменил конкурсный управляющий Глеб Кузнецов. Последний владеет 49% ООО «Евразэнергопроект», поставщиком АО «Атомэнергоремонт» с доходом более 670 млн.руб. только в 2019 году. Вполне очевидно, что его прельщает не 25 тыс.руб. как вознаграждение за проведение всей процедуры, а нечто иное. Поэтому следим за запястьями г-на Кузнецова.

Примечательно, что Сергей Сафоничев даже не пытается прибедняться. Уровень его рублевской клиентуры предполагает определённый уровень жизни продавца элитного товара, и банкрот Сафоничев марку держит. Он перемещается на люксовых авто, как-бы проданных семейству Петровых, оплачивает учебу младшей дочери в элитной ЧУ СОШ «Олимп-Плюс», содержит взвод адвокатов и охранников. От проблем состоятельного банкрота ограждает управление «А» ЦСН ФСБ (фамилии сотрудников не называются по просьбе источника), относительно стоимости и легальности услуг которого остаётся только догадываться.

В том, что у Сафоничева есть оборотные средства и уверенность в будущем, тоже можно не сомневаться. Дело не только в его личном таланте продавца и перспективном рынке ювелирки как формы сокрытия коррупционных и криминальных доходов. Дело ещё и в том, что дочь Сафоничева вышла замуж на Владимира Саркисова, сына члена совета директоров «РЕСО-гарантия» Николая Саркисова (брата миллиардера Сергея Саркисова). Родственные отношения с одним из богатейших в России армянских семейных кланов открывают невероятные перспективы и нет оснований сомневаться, что Сафоничев не вышел на рынок восточной любви к блестящим побрякушкам. По требующей проверки информации, сыгравший ключевую роль в возврате драгоценностей из «пещеры Али-Бабы» Ваагн Аванесян, появился на стороне Сергея Сафоничева не без некоторой протекции линии армянских родственников. 

Можно уверенно предположить, что часть «спасенного» приставами товара Сафоничев перебросил на фирму своего партнёра Сергея Седова и распродал. Это следует из имеющегося в арбитражном деле запроса конкурсного управляющего ООО «Резонанс», который требует от Ирины Салтыковой предоставить документы, которыми оформлялась передача крупной партии товара в адрес ООО «Крайон» (ныне – тот самый https://www.budilkin.ru/, ООО «Будилкин»). Соответчиком по иску является Одемар пиге холдинг С.А. (Швейцария), производитель люксовых часов Audemars Piguet. Примечательно, что в банкротное дело «Резонанса» Сафоничев пытался войти третьим лицом, но его не пустили, так как конкурсного рекомендовало АСВ, а не Мышковский. Поэтому дела там двигаются более резво, чем в банкротном деле и конкурсный управляющий оспаривает вывод имущества должника на десятки миллионов рублей. Что же касается основной части товара, то она вернулась на совсем уж черный рынок. Отдельные экземпляры из контрафактной партии были замечены в ломбарде «Перспектива» и аналогичных местах, куда приходят с мутного происхождения предметами и уходят с мятыми купюрами или наоборот. 

Чем закончится история контрабанды и контрафакта Сергея Сафоничева? По всей видимости, представители АСВ в деле о банкротстве ювелира заняли такую же пассивную позицию, как и ФТС, МВД и ФНС.

Поэтому за судьбу родственника миллиардеров Саркисовых можно не переживать. А вот офшор Arch Energy Limited и Евгений Мышковский могут столкнуться с крайне неприятными последствиями в американском суде. Безнаказанно заявиться со счетами на оплату контрафакта в реестр требований кредиторов контрабандиста можно только в России. В Америке за хуцпу контрабандистам придётся заплатить зарубежными активами, которые всё равно не спешит разыскивать АСВ. Полагаем, что иск Harry Winston себя ждать не заставит.

PS

Редакция просит правоохранительные органы рассматривать данную статью как заявление о возможных преступлениях такого слаженного сообщества, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.4 ст.160, ст.195, ст.196, ст.303 УК РФ.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *